Кто ищет новые лекарства

Ученые ищут новые лекарства для лечения болезней сердца и сосудов, желудочно-кишечных заболеваний, нарушений обмена веществ, сахарного диабета, почечно-печеночной недостаточности. И успехи достигнуты немалые. Всего в «послужном списке» института около 100 лечебных препаратов! И на всех этапах перехода от растения к лекарству нужны знания провизора.

 

Знакомимся: Виктор Васильевич Вандышев, кандидат фармацевтических наук, заведующий лабораторией фармакогнозии.

— Виктор Васильевич, расскажите о вашей лаборатории и немного о себе.

— Лучше о лаборатории. Вас интересует наша продукция? Пожалуйста! — И он протянул кипу тоненьких брошюрок, в которых то и дело мелькали уж очень скучные слова: сырье, документация, стандарты.

И увидев наше разочарование, несколько смягчился.

— А знаете, сколько времени нужно, чтобы появилась такая книжица? Два года! Но для нас это короткий срок. Ведь мы разрабатываем нормативно-техническую документацию на лекарственное сырье — государственные стандарты. Казалось бы, чего проще — взять горсть сухой травы и определить желательные и нежелательные компоненты. Но вдруг в ней случайно оказались вредители либо примеси? И громадную партию сырья забраковали!

Как и сколько брать образцов, регламентировано Государственной фармакопеей. Образец «расчленяют» на составные части по горсткам: сколько веточек, цветков, примесей (камешки, растения другого вида).

Определяем подлинность сырья, содержание действующих веществ, золы, влаги в процентном соотношении.

— Ну с этим, наверное, могут справиться и ботаники?

— В нашем деле знания провизора обязательны. У него другой подход, нежели у биолога или ботаника, другой взгляд, что ли. Помимо анатомии и морфологии растений он знает и химию, представляет себе динамику накопления активных веществ.

Мало найти или вырастить растение, надо знать, когда его собирать: в фазу бутонизации, цветения или вегетации? Та же ромашка преспокойно цветет на солнце и в ложбинке, в сибирской тайге и в степи Украины — и всюду ее целебная сила неоднозначна.

Если лепестки розы, например, собирать в полдень, драгоценного розового масла будет намного меньше, чем утром.

Вот из чего слагаются нормы: «не более», «не менее», «в пределах», за которыми поиск, удачи и неудачи.

— Виктор Васильевич, давно вы занимаетесь проблемами фармакогностиче-ского анализа?

— Нет, недавно. Раньше работал в лаборатории природных лактонов. Итог восьми лет работы: разрешен к применению Фармакологическим комитетом МЗ СССР препарат фловерин из вздутоплодника сибирского. Этот препарат — спазмолитик (расширяет сосуды) для лечения заболеваний сердечно-сосудистой системы.

Но самое большое творческое удовлетворение принесло мне открытие нового соединения из клубней среднеазиатского растения, известного еще Авиценне. Интересная трава: цветет в мае, а в июле одни трубки торчат — засыхает.

Споткнулись мы при ее изучении на одном явлении — настойка обладает лечебным действием, а сами выделенные вещества — нет. Началась погоня! Интереснее, чем любой детективный сюжет. Выделили эфирные масла — есть эффект, обработали их химическими веществами, разделили на фракции, с помощью хроматографии разложили на составные вещества и вышли на соединение. Физическими методами установили структуру. Новая, неизвестная формула!

Возможно, родится новый препарат. Но до него еще очень далеко. Нужно подобрать и лекарственную форму, такую, где бы лечебная сила препарата проявилась максимально, будет ли это мазь, раствор, аэрозоль. Здесь начинаются владения биофармации…