История медицины и фармации

В Древней Греции медицинская наука образовала своеобразное ответвление — храмовую медицину. По всей стране выросли храмы-асклепийоны могущественному богу здоровья, жрецы которого (асклепиады) наряду с проведением культовых религиозных обрядов постигали искусство исцеления. Родом из Греции был великий врач Гиппократ.

Древний Рим обойти вниманием никак нельзя. Целое созвездие великих — Соран Эфесский, Корнелий Цельс, Плиний, Га-лен.

«Где эта улица, где этот дом?» — пожалуй, на этот вопрос ответил бы каждый римлянин — улица Виасакра, аптека Галена. Здесь готовили чудодейственные лекарства — настои, пластыри, горчичники, уксусомеды. Вряд ли существовала тогда табличка «Тише, идут опыты», но все знали — Гален работает. Над свиньей, привязанной спиной к лабораторному столу, склонились ученые мужи в римских тогах. Проверяется сила «действующих начал», добываемых из целебных растений кипячением или настаиванием. Идея на многие века пережила создателя, имя его не затерлось в старых пыльных фолиантах: известная югославская фирма «Галеника», прославленные но во галеновые препараты…

Рецепты придумали еще древние египтяне, но в Европе стали их выписывать только в XVI веке. Египетскому фармацевту требовалось всего несколько минут, чтобы прочитать послание врача, написанное странными значками, а ученым, расшифровавшим почти 800 рецептов из медицинского папируса Эберса (XVII века до н. э.), затратить пришлось на это годы. Царица Метухотеп нигде не расставалась с тростниковым саквояжем — домашней аптечкой, чтобы всегда под рукой были травы лечебные, смолы ароматические и амулеты священные на случай, если укусит скорпион или крокодил.

Фармация на Руси из рук кудесников и знахарей перешла в аптеки не скоро. В царствование Ивана Грозного в 1581 году при государевых хоромах была открыта первая в Московии аптека — для царской семьи.

Простолюдинам же приходилось рассчитывать на собственные медицинские познания, используя в основном целебные травы, которые для памяти записывали в зелейники, травники, ветрограды. Продавать травы и лекарства собственного изготовления наряду с другими товарами имел право каждый. Не мудрено, что на Руси в те годы развелось слишком много знахарей, лжелекарей, ворожей, не скупившихся на «врачебные» советы. При подобном «лечении» отравление больного было явлением обычным и нередко заканчивалось смертельным исходом. По строжайшему указу Великого государя Петра Алексеевича все зеленные лавки, «в которых торгуются и продаются товары всякие, зелья и масти будто за лекарство», в Москве были закрыты. Указ гласил: «…никому в тех местах мимо аптек не торговать». Зато в столице у Никольских ворот появилась одна из восьми открытых на Руси аптек для народа.

…Мы даже не заметили за разговором, как оказались с Магистром в Московском музее фармации. Тишина. На цветных витражах застыли фигуры древних египтян, русских аптекарей, средневековых алхимиков.

Распухшие тома сочинений (5000 книг) заняли свое место в библиотеке музея: «Фармакогнозия» Диоскорида выпуска 1550 года, сочинения Галена 1586 года, русский «Лечебник» — рукописная книга XVII века. Копии старинных гравюр, амулеты от болезней, посуда из царской аптеки, современное аптечное оборудование, аптечка космического корабля «Союз», экспонаты, экспонаты… Немало из них обязаны появлением здесь энтузиасту своего дела кандидату фармацевтических наук директору музея Виктору Матвеевичу Сало.

Галерея портретов: Диоскорид, Ломоносов, Нелюбин, Менделеев — эпохи разделяют ученых, вернее, объединяют их, верой и правдой послуживших человечеству.