Фармакогенетика

Вопросами фармакогенетики уже занимаются ведущие ученые страны. На кафедре фармакологии фармацевтического факультета 1-го Московского медицинского института им. И. М. Сеченова эти работы возглавил профессор доктор медицинских наук А. Н. Кудрин.

«Задачи фармакогенетики серьезны, — говорит он. — Исследования будут положены в основу практических рекомендаций по наиболее рациональному выбору лекарственных препаратов, продолжительности лечения, для индивидуальной схемы лечения».

Но лекарство из друга может стать врагом и по вине больного. Хотя лучше об этом может рассказать руководитель Всесоюзного центра по изучению побочного действия лекарственных средств кандидат медицинских наук А. С. Лопатин.

— Алексей Сергеевич, чем вызвано создание Центра по изучению побочного действия лекарственных средств?

— Надо сказать, что подобные национальные центры уже существуют в ряде стран. В Женеве находится Международный центр Всемирной организации здравоохранения. Действительно, даже препарат, испытанный временем, с репутацией самого верного и безвредного средства, способен вызывать неприятные осложнения. Его «коварство» может проявиться через несколько часов, дней, месяцев и даже лет. Чаще всего от него страдают любители самолечения. И если бы мы проследили за развитием заболевания и вернулись к его истокам, то в большинстве случаев встретились бы с легкомысленным отношением к лечению, бытующим среди некоторых людей.

Аптечные работники должны внести  свой вклад в предупреждение случаев самолечения: вести разъяснительную работу среди населения о последствиях такого «лечения», объяснять, как принимать то или иное лекарство и, конечно, полностью придерживаться порядка отпуска лекарств по рецептам.

Мы сейчас говорим об увлечении новыми лекарствами. Мода вторглась в область, до сих пор для нее заповедную, — медицину. Уже существуют «модные» лекарства — церебролизин, румалон, облепиховое масло, панзинорм, которые вдруг сразу пожелали иметь большинство больных и здоровых людей.

— Здесь играет роль своеобразная психология — чем дефицитней лекарство, тем оно эффективней. Хочется напомнить одну истину — лекарство подбирается к болезни, подобно сложному шифру к сейфу. Любое лекарство должно применяться только по назначению врача, потому что необходимо знание точной диагностики заболевания, противопоказаний к применению препарата, чувствительности к нему. А уж снотворные, гормональные, витаминные препараты, антибиотики требуют к себе особо осторожного отношения.

— Да, ко всем этапам «сотворения» лекарств в нашей стране предъявляются самые   жесткие   требования.   Предположим, что созданное химиками вещество заинтересовало фармакологов, то есть в опытах на животных выявились какие-то его лечебные свойства. Первое же испытание — на вредность: будет ли вещество обладать острой или хронической токсичностью, канцерогенностью, отрицательно влиять на потомство. Одновременно подбираются для него лекарственные формы и тоже испытываются токсикологами. Опыты должны быть проведены не менее чем на трех видах животных. Малейшее подозрение — лекарству не быть.

Не менее важный фактор — устойчивость. Если срок годности невелик — препарат не будет выпущен. Проверяются лекарства на «выносливость» при различных климатических условиях.

Но вот выдержан и второй экзамен. Разрабатывается технология производства. Химик-технолог, как гроссмейстер, должен продумать свои ходы вперед: ? чтобы препарат был недорогим, сырье доступным, процесс получения безопасным (т. е. исключить возможности профессиональных заболеваний рабочих, вероятность взрыва, воспламенения), а метод синтеза оригинальным (проверка на патентную чистоту).